Перейти к содержанию

Справочник по Этикету Дебретт

Справочник по Этикету Дебретт.rar
Закачек 2512
Средняя скорость 4777 Kb/s
Скачать

Правила пользования ножом

Авторы авторитетного справочника по этикету «Дебретт» старательно пытаются доказать, что есть некий разумный смысл во всех деталях английского застольного этикета, связанного с «материальной культурой», что суть этих специфических правил — забота о других. Но мне трудно понять, как та или иная конфигурация пальцев на ноже — либо когда рукоятка ножа находится под ладонью (правильное положение), либо когда, как карандаш, покоится между основаниями большого и указательного пальцев (неправильное положение) — может повлиять на аппетит остальных участников застолья. Тем не менее авторы «Дебретта» настаивают, что «ни в коем случае» не следует держать нож как карандаш. Это может только активизировать радар социального позиционирования ваших соседей по столу, которые тут же понизят вас на социальной лестнице. Для англичан, пекущихся о своем социальном имидже, это само по себе уже хороший повод для того, чтобы пользоваться ножом в соответствии с установленным правилом.

Правило пользования вилкой. Как есть горох

То же самое относится к зубьям вилки. Если вилку держать в левой руке, используя ее в сочетании с ножом или ложкой, зубья вилки всегда должны быть направлены вниз, а не вверх. Соответственно, англичане «голубых кровей» горох должны есть следующим образом: с помощью ножа на вилку, повернутую зубьями вниз, накалываются две-три горошины, затем еще несколько горошин ножом подталкиваются на выпуклую спинку вилки, при этом наколотые горошины служат своеобразным барьером, не позволяющим слегка раздавленным горошинам соскользнуть с выпуклости вилки. На самом деле это не такая уж сложная процедура, как представляется на первый взгляд, и, если ее описать подробно, она не кажется такой уж идиотской, какой ее рисуют в анекдотах о том, как англичане едят горох. Хотя следует сказать, что способы, предпочитаемые низшими классами — они держат вилку зубьями вверх и с помощью ножа накладывают на нее большое количество гороха, а иногда едят и вовсе без ножа: берут вилку в правую руку и загребают ею горох, как ложкой, — гораздо более разумны, во всяком случае, более эргономичны, поскольку так с одной вилки в рот попадает больше гороха. Аристократический метод накалывания и раздавливания гороха позволяет за один раз переместить из тарелки в рот в лучшем случае восемь горошин, а если орудовать вилкой по методу представителей низов общества — держать ее зубьями вверх или загребать ею, как ложкой, — то на ней умещается, по моим подсчетам, около тринадцати горошин — в зависимости от размеров вилки и горошин, разумеется. (Черт возьми, чем только не приходится заниматься!)

Поэтому, если исходить из практических соображений, у авторов «Дебретта» и других справочников по этикету нет оснований утверждать, что метод потребления гороха вилкой, повернутой зубьями вниз, лучше.

К тому же трудно представить, каким образом способ низших классов, предпочитающих держать вилку зубьями вверх, может испортить аппетит другим участникам застолья, так что довод о проявлении уважения к окружающим в данном случае также не выдерживает критики. В итоге мы вынуждены заключить, что, как и правило пользования ножом, правило потребления гороха — не что иное, как индикатор классовой принадлежности.

В последнее время «плебейский» стиль потребления гороха начал распространяться вверх по социальной лестнице. Прежде остальных его перенимает молодежь — возможно, под усиливающимся американским влиянием. Однако большинство членов верхушки среднего класса и высшего общества упорно продолжают накалывать и расплющивать горох.

Принцип «клади в рот понемногу/ешь не торопясь»

И так едят не только горох. Горох я выбрала в качестве примера, потому что манера англичан есть горох, вызывает улыбку у людей во всем мире и потому что горох как продукт гораздо забавнее, чем другие виды пищи. Однако наши правила застольного этикета, служащие индикаторами классовой принадлежности, предписывают есть методом «вилка зубьями вниз, накалывай и расплющивай» все, что едят ножом и вилкой. А поскольку этими двумя приборами полагается есть почти все, значит, почти всю пищу следует накалывать на зубья вилки и/или расплющивать на ее спинке. Только ограниченное число определенных блюд — например, горячие блюда и салаты, спагетти и «пастушью запеканку» (картофельную, с мясным фаршем и луком) — можно есть одной вилкой, держа ее в правой руке зубьями вверх.

При пользовании ножом и вилкой только низшие классы следуют американской системе: сначала разрезают на кусочки все или почти все блюдо, затем откладывают нож и едят нарезанное одной вилкой. «Правильный», точнее, «светский» подход — отделять от мясного и других блюд по маленькому кусочку, каждый раз накалывая его на зубья вилки и разминая на ее спинке и затем отправляя в рот.

Этот же самый принцип «клади в рот понемногу/ешь не торопясь» лежит в основе многих правил-индикаторов классовой принадлежности, во всяком случае, большая часть этих правил была выработана, судя по всему, с той целью, чтобы за один раз с тарелки в рот попадало лишь малое количество пищи, а между этими разовыми приемами пищи было бы время на то, чтобы отделить кусочек от основной части блюда, наколоть его на вилку и размять на ее выпуклости. Система «отделяй-накалывай-разминай», применяемая в отношении гороха, мяса и практически всего, что лежит у вас на тарелке, — это самый характерный пример, но данные принципы распространяются и на другие продукты.

Возьмем, к примеру, хлеб. По правилам («светский» подход) любое хлебное блюдо — булочки со сливочным маслом, тост с паштетом, тост с джемом — едят следующим образом: от основного куска отламывают (не отрезают) маленький кусочек хлеба или тоста (такого размера, чтобы поместился в рот), мажут на него сливочное масло/паштет/ джем, кладут в рот и затем повторяют процедуру с другим маленьким кусочком. Нельзя — это расценивается как вульгарность — намазывать маслом и т. д. весь тост или половинку булочки, как будто вы готовите бутерброды для пикника, и затем откусывать от этого большого куска. Печенье или крекеры, подаваемые с сыром, едят так же, как хлеб или тосты: отламывают по маленькому кусочку, намазывают сыром и кладут в рот.

Если подается рыба с костями, принцип «клади в рот понемногу/ешь не торопясь» требует, чтобы мы отделяли от основного куска маленький кусочек, очищали его от костей, съедали и приступали к следующему. Виноградные гроздья нужно делить на маленькие кисточки, от которых следует отщипывать по ягодке; класть в рот сразу горсть виноградин нельзя. За общим столом яблоки и прочие фрукты очищают от кожуры, разрезают на четыре части и едят по одной дольке; откусывать от целого плода нельзя. Бананы не полагается есть «по-обезьяньи»; их очищают от кожуры, режут на колечки, которые кладут в рот по одному. И так далее.

Как видите, во всех случаях прослеживается один и тот же принцип — ешь помалу и медленно. Суть правил-индикаторов классовой принадлежности не в том, чтобы облегчить и ускорить процесс потребления пищи, сделать его более эффективным и практичным. Напротив, эти правила призваны усложнять и затягивать данный процесс, заставить нас потреблять пищу крошечными дозами и тратить на это как можно больше времени и сил. Теперь, когда мы выявили основной принцип, регулирующий процесс питания, становится ясна и его цель. Смысл в том, чтобы мы не выказывали жадность и, что еще более важно, не придавали еде первостепенного значения. Жадность в любой форме — это нарушение важнейшего правила справедливости. Если кто-то, идя на поводу у своего желания, отдает предпочтение еде, не уделяя должного внимания общению с теми, кто сидит с ним за одним столом, значит, этот человек физическое наслаждение и удовольствие ценит выше, чем слова. В высшем свете на такое неанглийское поведение смотрят с укоризной. Чрезмерное рвение в отношении чего бы то ни было недостойно; чрезмерное рвение в еде отвратительно и даже непристойно. Ешьте маленькими дозами, во время еды делайте частые паузы, выказывайте более сдержанный, неэмоциональный, английский подход к еде.

Кольца для салфеток и другие ужасы

Как индикаторы классовой принадлежности салфетки — предметы полезные и многофункциональные. Мы уже отмечали, что называть салфетки словом «serviette» — это серьезный социальный ляпсус (правильно — «napkin»), один из «семи смертных грехов», безошибочно сигнализирующий о низком происхождении. Но активизировать английский радар социального позиционирования с помощью салфеток можно и многими другими способами, в том числе (в хронологическом порядке по ходу трапезы):

— если во время сервировки класть на стол салфетки, сложенные в стиле оригами («светские» люди сворачивают их по-простому);

— если вставлять сложенные салфетки в бокалы (их нужно просто класть на тарелки или рядом с ними);

— если заправлять салфетку за пояс или за ворот (ее нужно просто разложить на коленях);

— если тщательно вытирать салфеткой рот (следует просто промокнуть губы);

— если аккуратно сложить салфетку после еды (ее нужно оставить на столе в скомканном виде);

— или, еще хуже, если вставить использованную свернутую салфетку в специальное кольцо (только люди, говорящие «serviette», используют кольца для салфеток).

Первые два «салфеточных» греха подразумевают, что чрезмерно «благородная» изысканность — это черта низов среднего класса. Неэлегантное использование салфетки — когда ее заправляют за ворот или за пояс и тщательно вытирают ею рот — указывает на принадлежность к рабочему классу. Последние два «салфеточных» греха вызывают отвращение, поскольку это свидетельство того, что грязные салфетки собираются использовать повторно. Светские люди предпочитают, чтобы им лучше уж подали бумажные салфетки, чем не стираные хлопчатобумажные или льняные. Представители верхушки среднего класса подшучивают над «людьми, использующими кольца для салфеток», имея в виду низы и средние слои среднего класса, которые, как кажется последним, демонстрируют утонченность и изысканность, а на самом деле нечистоплотность.

В правилах о салфетках есть свой резон (по крайней мере, я полностью согласна с тем, что при сервировке класть на стол не стираные салфетки гадко и неприлично), а вот предубеждение против рыбных ножей оправдать труднее. Одно время довольно многие англичане из средних классов и даже из высшего общества использовали для рыбных блюд специальные ножи (и вилки). Возможно, по мнению некоторых, это чрезмерная щепетильность и претенциозность, но непосредственно табу на эти приборы восходит к тому времени, когда было опубликовано сатирическое стихотворение Джона Бетчемана [129] «Как преуспеть в обществе» («How to Get On in Society»), в котором он высмеивает чванство и напыщенность хозяйки дома из низов среднего класса, устраивающей званый обед. Стихотворение начинается следующими строками:

Закажи по телефону рыбные ножи, Норман,

А то кухарка немного не в себе,

Дети измяли все салфетки,

А ведь я должна красиво сервировать стол…

К рыбным ножам, пожалуй, всегда относились с подозрением, но с того момента они стали однозначно ассоциироваться с людьми, которые говорят «pardon», «serviette» и «toilet» — и используют кольца для салфеток. Ныне рыбные ножи также считаются безнадежно устаревшими и, наверно, используются только людьми старшего поколения из низших и средних слоев среднего класса. Считаются мещанской утварью и ножи для мяса, а также салфеточки, вилки для пирожных, золотые предметы утвари, солонки и перечницы, подставки для бокалов и блюда с крышками на столиках на колесах, предназначенные для сохранения пищи в горячем виде в столовой.

Казалось бы, сосуды для ополаскивания пальцев — небольшие чаши с тепловатой водой, в которую окунают пальцы, когда едят пищу руками, — тоже должны быть причислены к категории мещанских изысков, но они почему-то в чести, и их до сих пор можно видеть на званых обедах верхушки среднего класса и высшего общества. Во всем этом очень мало логики. Часто рассказывают, как невежественные гости из низших классов пьют из чаш для ополаскивания пальцев, а крайне вежливые хозяева, чтобы не смущать гостей, указывая им на ошибку, тоже следуют их примеру. На самом деле полагается быстро окунуть пальцы в чашу и промокнуть их о салфетку — не мыть, не скрести и не тереть, как в ванной, иначе у хозяев дома сразу включится радар социального позиционирования.

Английский, испанский, французский, итальянский, португальский языки и всё, что с ними связано

Как сказал мой знакомый англичанин: “В каждой семье, стремящейся пополнить ряды среднего класса, есть дома то или иное издание от Debrett’s“.
История издательства Debrett’s уходит корнями в глубокое прошлое, а точнее, начинается она в 1769 году, когда свет увидел первый выпуск The New Peerage, который теперь, в своем 148 переиздании(!), называется Debrett’s Peerage & Baronetage.
Вплоть до середины двадцатого века издательство публиковало только родословные пэров и баронетов. С 50-х же годов стали издаваться разнообразные руководства по этикету.
Сейчас основным таким руководством является лежащий у меня на столе Debrett’s A – Z of Modern Manners.


Также выходят Debrett’s Etiquette for Girls* и Debrett’s Guide for The Modern Gentleman.

А к книге про пэров и баронетов прибавилось издание Debrett’s People of Today, “the ultimate guide to movers and shakers* in British society” (основной путеводитель по влиятельным лицам британского общества).

Как сказано на сайте Debrett’s is the modern authority on all matters etiquette, taste and achievement.
Книги издательства Debrett’s – современный авторитет по всем вопросам, касающимся этикета, вкуса и достижения успеха.

Достаточно зайти на сайт, чтобы убедится, что издательство Debrett’s двигается в ногу со временем. Кстати на сайте можно почитать и отрывки из некоторых книг.

Итак, долгожданный бело-красный том у меня в руках. Что я могу сказать?

Прежде всего меня совершенно покорил стиль. Он и официальный и в тоже время иногда разговорный, и авторы умудряются даже время от времени шутить, по-английски. конечно. А прологи в виде цитат, которыми сопровождаются некоторые статьи, просто бесподобны.
Да и сами статьи полны идиоматических выражений и синонимов к обычным словам. Язык богатый. У вас будет возможность убедиться в этом чуть ниже в приведенных примерах. Или на сайте.

Так, например, статья про Gossip начинается со слов Оскара Уайлда “It is perfectly monstrous the way people go about nowadays, saying things against one, behind one’ s back, that are absolutely and entirely true.

Также меня не устает удивлять список выбранных тем. Посмотрите, хотя бы что есть на букву A:
Aeroplanes
Affection, public displays of
Aftershave (Aftershave should never be overpowering. People don’t want to be able to smell you before they see you – у меня лично вызвало улыбку)
Age
Allergies
Anger
Aperitifs
Apologising
Applause
Apples
Arguments
Arrogance
Art Galleries
Artichokes, Globe
Asparagus
Awake, staying

Довольно много статей посвящено именно тому, как есть тот или иной продукт. Вы, например, знаете, как есть спаржу? А артишоки?

На букву B меня особенно удивила статья Bitch, being a. Хотя бы по тому, что я считала это слово крайне вульгарным и уж никак не ожидала встретить его в руководстве по этикету. А совет таков:
Talking about someone behind their back is not the nicest behaviour, and it’s certainly not very enjoyable when it happens to you. But therein lies the secret of being a good bitch – the one who never gets caught out, never gets overheard or reported back, and never actually hurts anyone’s feelings. There are few things more riveting (захватывающий, интересный) than a discussion of others’ foibles (слабость) and flaws (недостаток) and few better ways of strenghtening a friendship than bitching. It takes you outside the zone of traditional politeness and lets your friend into your confidence and intimacy. Bitching can also be extremely funny and serves cathartic release (=to relax); better sometimes that you positively let off steam (выпустить пар) about your boss/mother/spouse to a neutral peer than always plunge into the dangerous waters of outright confrontation.
Just set some ground rules (основные правила) – don’t be a bitch to those younger than you, don’t bitch if you have any suspicion that your words might get back to their target, and, if you are the victim, take the wind out of the sails (смутить, разочаровать, поставить в тупик) by agreeing with them.

А еще сама книга очень приятная, у нее плотные страницы и закладка в виде ленточки ))

И, некоторые riveting words, встреченные до середины буквы В
boor – невежа: For boors who insist on questioning you about your age, laugh it off with an obvious exaggeration. (AGE)
to fob off – обманывать, надувать: The trouble is, in our Big Brother world, officialdom is constantly poised to box you into an age bracket – and they won’t be fobbed out with cuteness.
nos(e)y parker – чрезмернолюбопытный человек, сующий нос не в свое дело: Next time you are requested to reveal your age, ask the doctor, bureaucrat or nosy parker to consider the following answer: your chronological age is a matter of years of experience, your physical age is more than just counting the wrinkles, your phsycological age is growing, and your emotional age is maturing.(AGE)
to hector – задирать, дразнить, грубить, хулиганить: Teasing, cajoling or hectoring someone about a ‘supposed’ food intolerance is simply bad manners. (ALLERGIES)
to blow your top – очень сильно разозлиться: But blowing your top can have fall-out, so be prepared to pay the price for words shout out in anger. (ANGER)
the tables are turned – ситуация изменилась на противоположную: Finally, if the tables are turned and the anger is directed at you, just laugh – there is no better way of deflating someone else’s balloon of hot air. (ANGER)
to pass the buck – перекладывать ответственность, вину на другого: Don’t pass the buck, or use apology as a way of blaming somone else. (APOLOGISING)
to hone one’s skills – оттачивать свое мастерство (a hone – точильный камень): Oscar Wilde, a man who honed the art of disagreeing politely into a dangerous conversational weapon, joked that a world without arguments or dissension would be grey indeed…(ARGUMENTS)
to ride roughshod over – делать то, что ты задумал делать, не обращая ни малейшего внимания (из-за своей гордости и напышенности) ни на кого и ни на что вокруг: Arrogant people are blessed. They are lucky enough to be thick-skinned, brandishing their own certainty and lack of self-doubt or humility as they ride roughshod over the petty issued of other, lesser mortals. (ARROGANCE)
to barge – тяжело и неуклюже передвигаться: Respect the rule of silence; don’t stand in front of the painting for a long time, or barge in front of other people. Wear any specialist knowledge lightly, and don’t lecture companion(s).(ART GALLERIES)
cat-napping – короткий сон, сон урывками: Alternatively, you can just give up the unequal struggle and become comfortable with your cat-napping: warn people to pinch you in theatres, ask someone to wake you before your stop on train journeys. (AWAKE, STAYING)
frazzled=exhaustedover-tired parents are dangerously frazzled.
to niggle – размениваться на мелочи: Do not be tempted by the compromise solution: splitting the bill. That is fine for bigger restaurant gatherings (though never, ever niggle – the momentary victory of only paying for your soup is spoiled by the longer lasting defeat if your social credibility), but the greatest spoiler to romance is going Dutch. (BILL, PAYING THE)
black tie=dinner jacket, tuxedo (Am) – смокинг
movers and shakers – влиятельные люди

А потом я случайно открыла книгу на букву W. Первая статья называется Wagon, on the. Заинтригованная, я стала читать. Оказалось, что, во-первых, wagon – это не “вагон”, а “тележка”. И to be on the wagon значит “воздерживаться от спиртного”. Я прямо так и представляю английского крестьянина лет эдак дцать назад, которому предлагают выпить, а он отвечает: Can’t. On the wagon tonight. (то бишь “за рулем”). И так потихоньку-потихоньку выражение стало использоваться в переносном смысле. Легко догадаться, что to fall off the wagon значит “снова взяться за спиртное”.

Etiquette for girls можно купить даже на Озоне. Вот это сюрприз!

В Великобритании опубликован новый гид по манерам в ресторане. Отныне есть пиццу можно руками, однако появился другой запрет — приличные люди не позволят себе за столом разговаривать по мобильному телефону и ставить локти на стол. Об эволюции английского этикета — корреспондент радио «Вести ФМ» Петр Гарин.

САТАНОВСКИЙ: Эта стайка стервятников, наших и не наших, которая в свое время скучковалась тут на больших руинах от большой империи и предполагала, что они здесь будут сидеть и всю жизнь воровать, отгрызая себе кусочек-кусочек, распиливая, находя тех, кто побольше – крепкие хищники, настоящие.

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «Я не очень понимаю, как можно сравнивать Трампа с Франклином Рузвельтом – при несопоставимой власти Рузвельта внутри Америки и влияния снаружи? Вы что, ребята – смешно же! «У нас – экономика, мы не можем, у нас – 15 процентов американское, а то и 8″. А у нас сколько было в Советском союзе, когда в Америке была половина мировой экономики?»

МИХАИЛ ХОДАРЁНОК: «Отвечать нам или не отвечать на удар Соединенных Штатов? Не отвечать – это полностью списать себя как серьезного военно-политического игрока с ближневосточной и мировой арены. Если отвечать – то легко скатиться на грань очень большой войны, вплоть до обмена ракетно-ядерными ударами. Вроде бы и так плохо, и этак плохо!»


Статьи по теме